Дом на западе Москвы

Александр Якимов оформил свой дом на западе Москвы, используя все самые сумасшедшие идеи, которых когда-то испугались его заказчики. В гостях у дизайнера побывала Юлия Лусенкова. 

За основу я взял традиционные вещи — белый потолок, деревянный пол, нейтральные или темные стены — и сделал “перевертыш”: то есть потолок у нас стал черным, дерево переехало на стены, а полы покрасили белой краской, причем я хотел, чтобы она растрескалась по швам”, — начал рассказ Александр Якимов, едва я успела переступить порог его дома.

Александр Потемкин и Александр Якимов.

Он работает не один, а с коллегой, художником и дизайнером Александром Потемкиным. Работают в этом самом доме, здесь удобно встречаться с заказчиками — дом находится в Москве, минутах в двадцати езды от Садового кольца.

Гостиная. Белые люстры и бра, все G.Mex; картина ­Андрея Шкарина “Я хочу”; перед желтым диваном столик, купленный на антикварном рынке, и торшер, Delightfull; черное кресло, винтаж, 1960-е.

Известный своими “старорежимными” квартирами в историческом центре, Якимов вдруг захотел экодом, настоящее шале. “У каждого есть такой период — ты сам себе придумываешь вещи, которые тебе по большому счету не нужны, но хочется примерить новый образ, пройти этот этап, — размышляет дизайнер и переходит к строительным подробностям. — Бревна привезли из Архангельска, кирпичную кладку дядечка вручную делал. В стенах дома нет ни одного гвоздя, все материалы экологичные — мы очень долго искали краску, нашли японскую, чуть ли не на яичных желтках сделанную”.

Фрагмент гостиной.

В интерьере использовали добрую половину самых смелых идей, воплощения которых испугались когда-то заказчики Якимова и Потемкина. Они говорят, что дом их очень сильно поменял и они ушли из привычной классики, а новый стиль, в котором работают, называют “скандинавский гламур”. Если приглядеться и разобрать интерьер на детали, то он действительно скандинавский: здесь много дерева и минималистичной мебели, света 1970-х годов. А за гламур отвечают золотые выключатели, кофемашина, раковина, смеситель и мраморная стена в двусветном пространстве.

Гостиная. Белые люстры и бра, все G.Mex; на фоне картины люстра, Eichholtz; слева ширма, Hive; за ней золотистый манекен, Tom’s Drag; на высокой консоли у колонны бронзовая антикварная голова, привезенная из Африки.

Якимов размышляет: “Скандинавский стиль — единственный, который может подружить поколения отцов и детей. Я сам вырос в 1970-е, мои родители в нем провели свою молодость. Для их поколения это приятные воспоминания, которых достаточно, чтобы думать об этом времени хо­рошо, а для нынешних молодых людей это уже история”.

Фрагмент гостиной, зона “тет-а-тет”. На подоконнике бронзовая скульптура; антикварная бронзовая голова привезена из Африки.

Александр настаивает, что интерьер должен всегда ­выглядеть немного дороже, чем он на самом деле стоит, и ­призывает смешивать мебель и аксессуары из разных времен. В его доме есть и винтажные вещи, и новые, и сделанные на заказ. Например, консоль в гостиной появилась внезапно — Якимов увидел на помойке деревянную столешницу, добавил к ней ножки, и получилось так элегантно, что некоторые его заказчики хотят такую же.

Фрагмент гостиной.

Вся гостиная разделена на функциональные зоны: столовую за ширмой, диванную и так называемую “тет-а-тет” с двумя креслами и печкой. Она не была предусмотрена планировкой дома, но хорошо выручила, когда у Александра однажды внезапно закончился газ.

Фрагмент гостиной. Консоль сделана на заказ; статуэтка девушки, Lanvin; статуэтка моряков, ЛФЗ; аксессуары, Seletti.

Спальня хозяина и две гостевые комнаты расположены на втором этаже, а просторная душевая с отдельно стоящей ванной, баня и кухня — на цокольном. И нет ни единой стены, свободной от искусства, которое Якимов коллекционирует и страстно любит.

Так же страстно Александр любит и свое жилище. “Это обалденное место, сумасшедший дом и пространство вокруг. Когда я выхожу гулять с собакой, то не понимаю даже, что нахожусь в Москве, — говорит дизайнер и, смеясь, добавляет: — В этом доме хочется ползать, все трогать, хочется свои глаза оставить, чтобы они просто в нем пожили”. Я свои чуть не оставила!

Мини-кухня в зоне гостиной. Торшер, Hive; консоль сделана на заказ; стулья винтажные.

Лестничный холл на первом этаже. Барельеф из кожи и гипса скульптора Михаила Долгополова.

Лестничный холл. На стене и потолке роспись Сергея Фроля; на стене слева собрание набросков художницы Веры Топоровой.

Спальня хозяина. На ­кровати, IKEA, лежит любимица ­Александра Якимова, курцхаар по кличке Арма. ­Постельное белье, H&M Home; кресло и прикроватный столик, все Zuiver.

Санузел.

Источник

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *